» » Тийна Локк: «В этом году я называю «Темные ночи» — фестиваль доверия»

Тийна Локк: «В этом году я называю «Темные ночи» — фестиваль доверия» 0

Тийна Локк: «В этом году я называю «Темные ночи» — фестиваль доверия»

С 13 по 29 ноября 2015 года состоялся 19-й Таллиннский кинофестиваль «Темные ночи», новости о главных событиях которого регулярно публиковались в эти дни на ПрофиСинема. Предлагаем вашему вниманию интервью директора смотра Тийны Локк, в котором она рассказала главному редактору ПрофиСинема Нине Ромодановской о тенденциях развития «Темных ночей», конкурсных и внеконкурсных программах и планах на будущее.



Нина Ромодановская:


Международная конкурсная программа смотра с 2014 году была сертифицирована Международной федерацией ассоциаций кинопродюсеров FIAPF и, таким образом, «Темные ночи» вошли в число важнейших 15 кинофестивалей мира. Как это отразилось на конкурсной программе смотра? Стала ли она более разнообразной? Возросло ли качество конкурсных лент?





Тийна Локк:


Программа стала намного разнообразней. Мы теперь можем отбирать фильмы со всего мира. Мы и до этого были членами FIAPF, но наша аккредитация позволяла формировать конкурс из фильмов кинопроизводителей Евразии. И только во внеконкурсные программы мы могли брать любые картины. Это географический принцип фестивального отбора. Однако уже давно кинематографисты из разных частей света, например, из Латинской и Центральной Америки, спрашивали, почему они не могут участвовать в конкурсе. В позапрошлом году члены жюри и гости уже конкретно задавали вопросы, почему мы не делаем фестиваль класса «А» — видимо, эта мысль витала в воздухе. Я, конечно, отшучивалась, но стала думать в этом направлении. Потому что, с одной стороны, чрезвычайно трудно получать в дополнительные программы лучшие картины от стран, которые не могут участвовать в основном конкурсе. С другой стороны, внеконкурсная часть уже давно стала безграничной. Получалось, что географический принцип нас очень сдерживал. После фестиваля я решила, что можно попробовать сделать шаги к реализации этой идеи. В прошлом году мы получили новую аккредитацию, но слишком поздно, и уже практически ничего не могли сделать с конкурсом. А в подготовке этого фестиваля мы уже делали сознательные шаги, чтобы организовать работу в новом формате. Потому что, на самом деле, не так просто переключиться: был фестиваль стран Евразии — стал класса «А». Но в итоге все удалось реализовать, и сейчас я могу уже с уверенностью сказать, что текущий статус фестиваля «Темные ночи» стал результатом естественного развития, а не создан искусственно.



Нина Ромодановская:


В чем заключается новый формат?





Тийна Локк:


Совершенно очевидно, что первостепенная задача фестиваля класса «А» - открытие новых имен в киноискусстве. И это самое трудное – получить кредит доверия от кинематографистов, и быть действительно полезным им. Нынешний фестиваль «Темные ночи» я называю — «фестиваль доверия», потому что участники действительно нам доверились. Чего стоит только новый конкурс Tridens First Features, где все дебюты — международные премьеры. Мы сознательно решили подбирать в эту программу только первые полнометражные режиссерские работы. В обоих конкурсах очень необычная комбинация стран, многие из которых между собой конкурируют, хотя, я бы назвала это скорее срезом состояния мирового кинопроцесса. Рядом с известными странами-производителями выступают малоизвестные, и это здорово. Кроме того, в первый раз на фестиваль мы позвали международных журналистов, которые тоже нам доверились, хотя первоначально был определенный скепсис. И таких шагов очень много. Тем не менее конкурс не стал больше, и я бы даже хотела, чтобы программа еще уменьшилась. У нас всегда бывает около 18-19 картин, но, думаю, если довести это число до 14, то станет лучше.




Нина Ромодановская:



Расскажите подробнее о новом конкурсе Tridens First Features, который представил на суд зрителя и жюри неизвестные таланты, для чего по всему свету были отобраны 14 дебютных работ. Как вы оцениваете «первый блин»?





Тийна Локк:


Главным критерием был поиск новых художников с самобытным и мощным видением, способностью увлечь зрителя универсально понятным по смыслу посланием. Мы чрезвычайно рады яркому и разнообразному получившемуся списку отобранных фильмов и режиссеров со всех уголков мира, которым удалось не просто снять кино на должном профессиональном уровне, но и вдохнуть в него мощный энергетический заряд.

Нам было очень интересно работать над этой программой. В какой-то момент мы так увлеклись ей, что забыли о второй! Эти фильмы настолько искренние! Обычно вторые работы уже другие — в них режиссеры стараются нравиться продюсерам, зрителям, а в первых они стремятся к полной безоглядной самореализации. Но, надо отметить, что не только эти 14 фильмов были замечательными — у нас был огромный шорт-лист. Я очень рада, что публика хорошо восприняла программу: залы были полные, билеты раскуплены. Ведь на самом деле, это тоже кредит доверия со стороны зрителей. К слову сказать, в прошлом году эта программа прошла не очень хорошо, потому что у зрителей не было никакой информации и они боялись идти на непонятное кино. В этом году мы учли ошибки и направили весь PR и маркетинг на то, чтобы рассказать об участниках, предварительно проинформировать зрителей.

Кроме того, я безумно счастливый человек, потому что у нас очень интересная команда, которая составляет эту программу. В Эстонии мало людей вообще (население Эстонии менее 1,5 млн. человек – прим. ред.), а узких специалистов — ещё меньше, но наше горе превратилось в наше счастье. У нас получилась интернациональная команда — есть отборщики из России, Италии, Испании, Бразилии, Филиппин, Великобритании, Франции, Германии.



Нина Ромодановская:


В этой программе оказался один эстонский фильм. Эстонские кинематографисты пролоббировали?





Тийна Локк:


Если бы фильм «Черный альпинист» был плохой, туда не попал бы, совершенно точно. В этом году мы хотели показать абсолютное отсутствие предубеждений по территориальному признаку, а также открытость к разным жанрам. Но, буквально, до последнего момента у нас не хватало триллера, и он оказался очень кстати. Между прочим, эстонцы тоже предпочитают участвовать не на «Темных ночах», а на зарубежных фестивалях, потому что там, как им кажется, они получают больше внимания. И только в последнее время начали открываться, то есть наши интересы совпадают.

Когда мы посмотрели этот фильм и поняли, что он дотягивает до нужного уровня, то, конечно, были рады выбрать эстонский фильм. Но это вовсе не значит, что теперь каждый год будет квота на эстонское кино в программе.



Нина Ромодановская:


Под своей крышей смотр собрал целое созвездие масштабных тематических фестивалей, каждый из которых имеет свои особенности и свою изюминку: Animated Dreams, фестиваль детских и юношеских фильмов Just Film и смотр короткометражного кино Sleepwalkers. Расскажите, по какому принципу отбираются тематические фестивали, которые в итоге становятся частью «Темных ночей»?





Тийна Локк:


Как вы заметили, эти фестивали уже довольно старые. Они родились по необходимости. Когда появился студенческий фестиваль Sleepwalkers, мы как раз создавали киношколу. Студентам было необходимо смотреть фильмы со всего мира, и организаторы этого фестиваля сами пришли к нам. Не делать фестиваль анимации было бы грех, потому что у нас очень хорошие анимационные фильмы. Фестиваль детских и юношеских фильмов возник, потому что нам необходимо воспитывать молодую публику. Когда Just Film появился, для этой аудитории в кино у нас ничего не было. Как-то я была в Норвегии со своими детьми на фестивале. Там была очень сильная детская часть программы, и я заметила реакцию своих детей. Несмотря на то, что они не всё хорошо поняли, поскольку фильмы были с английскими субтитрами, стали активно обсуждать их. В этот момент я поняла, что нужно создавать что-то подобное. Я не знала, надо ли делать программу или отдельный фестиваль, но поскольку у нас было мало денег, решила остановиться на самом оптимальном варианте — делать «под нашим зонтиком». Над каждым фестивалем работает своя команда, но все мы часть большого целого.



Нина Ромодановская:


В разных программах фестиваля, в том числе в конкурсной, приняли участие несколько российских картин. Как вы оцениваете их уровень? Насколько гармонично они вписываются в контекст европейского и шире – мирового кино?





Тийна Локк:


Я боюсь делать обобщения, потому что не уверена, что в России сейчас расцвет авторского кино. Я знаю российское кино очень хорошо, наш фокус — это авторские фильмы, и я говорю именно о них. Знаете что странно? Я считаю, что сильной стороной российского кино всегда была – драматургия. Но судя по тому, что мы получаем в последнее время, качество сценариев начинает страдать. Другой столп, на котором держалось российское кино, — это безумно интересные актёрские работы. И опять есть ощущение, что уровень игры снижается. Конечно, отобранные в этом году фильмы — сильные в этом смысле, но таковых становится с каждым годом все меньше. Я не знаю точных причин, но может быть это отчасти связано с тем, что ВГИК какое-то время был в кризисе. В другие годы российское кино было представлено намного интереснее.



Нина Ромодановская:


В этом году на фестивале в Полуночных показах участвует скандальный французский фильм Made in France (в каталоге он обозначен как Inside the cell), который не выпустили в феврале из-за терактов в Шарли Эбдо. В январе и сейчас снова убрали из графика релизов после событий 13.11. Другие фестивали побоялись его показывать. С чем вызвана такая смелость «Темных ночей»?





Тийна Локк:


Я считаю, что это очень нужный фильм. Как бы ни было грустно, он стал еще более актуальным после событий в Париже. Его нужно показывать. Кроме того, это очень сильный триллер, отлично сделанный с жанровой точки зрения. Не знаю, почему другие фестивали побоялись его показывать. Конечно, мы тоже колебались, брать его в конкурс или нет. В итоге показали в полуночной программе, чтобы его посмотрели те, кто действительно хочет и правильно поймёт.



Нина Ромодановская:


Для чего в этом году была открыта онлайн библиотека фильмов? Способствует ли это повышению продаж, мобильности журналистов и участников и возможности посетить бОльшее число различных мероприятий?





Тийна Локк:


У нас есть собственный ресурс, с хорошей защитой, для закачивания фильмов. Но на сегодняшний день Cinando пользуется большим доверием среди правообладателей и его легче использовать. Безусловно, наличие электронной библиотеки расширяет наши возможности по представлению фильмов, в первую очередь на индустриальной площадке. Профессионалы приезжают на 1-2 дня уже подготовленные, отсмотрев все заинтересовавшие их проекты. Могу с гордостью сказать, что в этом году в рамках индустриальной недели уже закрыто около 50 сделок по продажам фильмов, в том числе, среди локальных дистрибьюторов.

А журналистам это просто необходимо, потому что они тоже приезжают не на весь срок, а должны описывать программы. Не по каталогу же, по старинке, это делать. Они благодарным нам, что могут посмотреть пропущенные фильмы и составить свое мнение.



Нина Ромодановская:


В этом году события фестиваля активно освещаются иностранной прессой, также существенно возросло количество зарубежных гостей – сейл-агентов, байеров, фестивальных отборщиков и т.д. Расскажите, пожалуйста, о статистике смотра этого года? Куда направлен вектор развития фестиваля?





Тийна Локк:


Что касается количества показанных фильмов в этом году, то их, конечно, значительно прибавилось в связи с изменением статуса фестиваля. Хотя еще в мае мы серьезно переживали, сможем ли сформировать программу. Но к концу июня уже пришло около 2500 заявок. При том, что обычно раньше приходило 800-900. В результате на главный фестиваль было отобрано 227 полнометражных фильмов, в том числе, около 20 документальных. На фестивале Just Film были представлено 50 картин. Кроме того, отобрали более 300 короткометражек из примерно 1500 заявленных.

Что касается зрителей, то уже очевидно, что в этом году будет рекорд посещаемости. Если в 2014 на фестивальные просмотры пришло около 70 тысяч зрителей, то в этом — больше 80 000.

Во время индустриальных мероприятий, в течение двух дней фестиваль посетило около 1000 гостей. Я очень рада, что интерес к фестивалю и деловой программе настолько вырос, что многие сами покупали авиабилеты, и мы обеспечивали только гостиницы. Что тоже не просто, прирост настолько значительный, что мы сначала оказались не готовы. В конечном итоге все пошло хорошо, и со всеми удалось договориться. В этом году впервые было занято целых три гостиницы, и это тоже показатель.

Что касается финансовой поддержки, то общий фестивальный бюджет, объемом примерно 1,7 млн. евро формируется из трех практически равных частей: 1/3 выделяет государство и разные фонды, 1/3 спонсорские деньги. Самый щедрый спонсор — Nordea банк. И около двадцати, в основном местных, производителей товаров и услуг. Я очень благодарна спонсорам, потому что они верят нам и дают возможность реализовать мероприятие. Вообще, очень не просто найти спонсоров на локальное мероприятие в маленькой стране.

И 1/3 – наш заработок от билетов. Это значит, что все зрители, купившие билеты на фестивальные фильмы, тоже, по сути, наши спонсоры.

Недавно меня, также как и вы, расспрашивали о бюджете американские журналисты. Цифры их очень насмешили, они сказали, что такие суммы у них заложены на шампанское! Но в Эстонии это огромные деньги. Вся государственная поддержка кино составляет всего 5-6 млн. евро в год. Сложно создавать фестиваль класса «А» при таком бюджете, но у нас фантастическая команда, и в этом году мы сделали тем же составом и с теми же деньгами нечто большее.



Нина Ромодановская:


В этом году Таллиннский кинофестиваль «Темные ночи» проводится с 13 по 29 ноября. Большинство крупных киносмотров длятся не больше 10 дней. С чем обусловлена такая продолжительность смотра – 16 дней?





Тийна Локк:


Это, опять же, напрямую связано с необходимостью зарабатывать деньги. Если бы я не была связана бокс-офисом, продолжительность можно было сократить, потому что действительно очень трудно. Но пока мы не можем без этого существовать. Эстония — маленькая страна. Здесь очень мало людей, которые могут прийти утром в кинотеатры, потому что работают. Поэтому на фестивале нет утренних сеансов, и программа оказывается растянута как минимум на 3 уикенда. Ведь мы делаем фестиваль для зрителей, и они нам, к счастью, отвечают взаимностью.



Автор: Нина Ромодановская[/u]
Нажмите на эту кнопку, если что-то на странице НЕ правильно. Спасибо!

Похожие фильмы:


0 комментариев к записи

Добавить комментарий

Обязательные поля помечены *

АВТОРИЗАЦИЯ