» » Неигровое кино: От экспертных оценок к отказу в финансировании

Неигровое кино: От экспертных оценок к отказу в финансировании 0

Неигровое кино: От экспертных оценок к отказу в финансировании


11 ноября 2015 года на круглом столе в Центре документального кино Гильдия неигрового кино и телевидения в сотрудничестве с Союзом кинематографистов России представила на обсуждение результаты проекта по экспертной оценке неигровых фильмов, получивших государственное финансирование в 2014 году. Сформированный рейтинг спровоцировал горячее обсуждение острых вопросов в распределении бюджета, проблем господдержки и производства, а также несовершенства самой системы оценки экспертной комиссии. Парадоксальным образом эксперты обратили особое внимание не на лидирующие строчки, а на тех, кто замыкает рейтинг.



В этом году экспертный совет составили специалисты сферы, сами предложившие свои кандидатуры для участия в проекте, отобранные и утвержденные Гильдией, а также эксперты Министерства культуры. В состав группы 2015 года вошли 25 человек, среди которых Елена Алферова, Светлана Быченко, Екатерина Визгалова, Сергей Головецкий, Екатерина Головня, Наталия Гугуева, Инна Демежко, Елена Демидова, Сергей Зайцев, Ольга Курина, Галина Леонтьева, Алексей Малечкин, Мария Миро. Модераторами дискуссии выступили Евгений Григорьев, президент Гильдии неигрового кино и телевидения, и Олег Иванов, первый заместитель председателя Союза кинематографистов. Министерство культуры на мероприятии официально представляла Ольга Любимова, которая участвовала в дискуссии, выслушала предложения и ответила на вопросы кинематографистов.



В 2014 году при поддержке Министерства культуры было выпущено 235 неигровых проектов (в том числе, многосерийные, всего 383 фильма), запущены в производство 242 неигровые картины. Общий объем финансирования неигрового кино в 2014 году составил 508 729 948 рублей.



Уже второй год подряд эксперты Гильдии смотрят все неигровые фильмы, переданные в Министерство культуры за год, и выставляют оценки по 10-балльной шкале, из которых формируется рейтинг. Несмотря на высокие баллы фильмов-лидеров голосования, средний балл всех проектов — 5,84 из 10. Кроме того, эксперты в дискуссии свидетельствовали о том, что среди фильмов много некачественных работ, которые не дотягивают ни до кино с авторским видением, ни до телевизионного проекта, ни даже до ТВ передачи. Они не удовлетворяют критериям неигрового кино, в целом, поскольку лишены кинодраматургии, не говоря уже о средствах выразительности и особого киноязыка. Среди проектов насчитывается огромное число исторических фильмов — многие напоминают визуализированный учебник с закадровым голосом. Общая картина напоминает «типовые застройки на рынке индивидуальной архитектуры», то есть несмотря на наличие качественных работ с проникновенными историями, все это теряется на фоне общей типичности. Как и в любом жанре, здесь все жаждут новых форм и оригинальных авторов. Эксперты также говорят о том, что современное неигровое кино «погрязло в болоте телевидения», где наличие авторского Я в повествовании — признак некачественности продукта. Однако у этого мнения есть и противоположное: кто сказал, что неигровое кино должно быть представлено одними авторскими историями, когда это понятие намного шире и включает фильмы, например, образовательные, научно-популярные картины, задача которых — не самовыражение создателя, а просвещение зрителя?



Прикладная особенность рейтинга — его интерактивность. Так, например, Гильдия для наглядности представила рейтинг, сортированный по студиям, показав их общее число проектов, получивших грант, и суммарную среднюю оценку этих фильмов. Показатели позволяют судить о студии, например, если на большое число проектов выпадает низкий балл.



Кроме оценки, эксперты проставляли каждому фильму тематические теги, что в дальнейшем позволило Гильдии не только создать сухой рейтинг, но и специальный онлайн-инструмент для продвижения отечественной документалистики —
скрининг-библиотеку картин. Он представляет собой базу проектов, навигация по которым может осуществляться по ряду критериев от года создания и хронометража до категории и присутствии господдержки. Так, например, пользователь может отобрать, условно, документальные фильмы о жизни в глубинке, хронометражом 30-50 минут, снятые при поддержке Минкультуры в 2010-2014 годы, показанные на «Первом канале». Создатели инструмента считают, что это поможет сделать рынок более прозрачным, не позволит фильмам пропасть в небытии и даст множество вариантов использовать эту базу для подбора фильмов по различным критериям, а также для аналитики.



Прозрачность, аналитика и описанные явления провоцируют горячую дискуссию о проблемах индустрии, которые скрываются за сухими цифрами рейтинга, и поиск путей усовершенствования порядка государственного финансирования неигрового кино. Таким парадоксальным образом особое внимание на себя обратили не лидирующие строчки рейтинга, а проекты, расположившиеся на последних местах. Сравнение заявки этих фильмов с тем, что получилось на выходе, дает возможность сделать выводы, задуматься о возможных санкциях к таким производителям и контроле при распределении бюджета в дальнейшем.



Основная проблема — на входе, то есть на этапе рассмотрения заявок на гранты. Многие эксперты призвали Министерство культуры к «аристократизации» кандидатур на получение финансирования — то есть, к существенному ограничению доступа в профессию людей, не имеющих соответствующего образования. Кроме того, было предложено более подробно прописать критерии заявки и обязать претендентов на грант предоставлять более разработанный материал, включающий, в частности, начальный визуальный продукт — фотографии, раскадровки, аниматики или даже трейлер.



Отсюда вытекает закономерный вопрос — какие санкции применимы к тем, кто не оправдал заявленные темы и сделал некачественный «халтурный» продукт? Принципиальный момент – эксперты оценивали фильмы именно в том виде, в котором они были сданы в Министерство культуры, без оглядки на то, продолжилась ли работа над проектом далее, изменилась ли в лучшую сторону окончательная версия фильма. Ситуации бывают разные, сроки могут срываться и по причинам, не зависящим от режиссера. Поэтому многие эксперты призывают вернуть возможность пролонгации, которая позволяет увеличить срок при необходимости.



Тем не менее, нестыковки в сроках не оправдывают большое количество «халтуры» и некачественного продукта. Вопрос о санкциях в виде «черного списка» вызвал негативную реакцию. Как документалисты могут лишать коллег возможности получать финансирование в течение нескольких лет? Другое мнение – запрещать подавать заявки на гранты авторам провалившихся проектов на год — справедливая мера.



Однако именно мониторинг фильмов, анонимная оценка профессионального сообщества, которая не только представляет самые успешные, уникальные и оригинальные картины, но и выставляет на всеобщее обозрение авторов некачественного продукта — оказывается на данный момент самым гуманным способом контроля.



Рейтинг Гильдии неигрового кино и телевидения не абсолютный итог и весьма относительный, потому что за цифрами все же скрывается пристрастность коллег и субъективные вкусы каждого. Тем более, экспертную группу составляют по преимуществу режиссеры — каждый профессионал не может отстраниться от личного опыта и мысли, как бы раскрыл эту тему он сам. Тем не менее, результат представляет собой аналитическую базу, которая становится предметом дискуссии и поиска решений проблем. Это не итог, но подспорье как для авторов в их ответственности за продукт, так и для Министерства культуры для реформирования системы распределения бюджета и дальнейшего контроля проектов.


Автор: Кристина Манжула[/u]
Нажмите на эту кнопку, если что-то на странице НЕ правильно. Спасибо!

Похожие фильмы:


0 комментариев к записи

Добавить комментарий

Обязательные поля помечены *

АВТОРИЗАЦИЯ